Психологические функции мышц

Психологические функции мышц

Название статьи конечно же метафора — более предметно можно говорить о личностно-психологических соответствиях состояния ряда мышечных групп. Соответствия же эти, несмотря на индивидуальную изменчивость, достаточно повторяемы и связаны с закономерностями возрастного психомоторного и личностного развития, с их параллелизмом (см. «Телесную психокоррекцию» М. Сандомирский).

Итак, начнем с того, что в классическом психоанализе показателем душевного здоровья человека считается сила Эго, а целью терапии — воспитание зрелого Эго. По аналогии с этим в бодинамическом анализе вводится понятие телесного Эго, функциями которого являются:

  • мышление;
  • эмоциональный контроль;
  • жизненная позиция (убеждения и стереотипы поведения);
  • баланс «Я» (внутренний психологический баланс между «Я» и «другими», между чувствами и разумом);
  • приближение/отдаление (внешний баланс в отношениях с людьми);
  • отношения с окружающими людьми;
  • центрирование (самоуважение);
  • заземление и тестирование реальности;
  • формирование границ (ассертивность);
  • самовыражение.

Зрелое телесное Эго является условием как психологической, так и социально-психологической адаптации. На его основе выстраивается целостность, единство человека как с самим собой, так и с другими людьми, являющееся отражением общечеловеческой взаимосвязи.

Термин «бодинамический» (bodynamic) образован от слияния двух корней: тело (body) + изменение (dynamics). Тем самым можно расшифровать его как «бодидинамический» анализ или анализ телесного развития. В основе метода лежат представления психологии возрастного развития, анатомии и возрастной физиологии нервно-мышечной системы, описывающие динамику телесного развития ребенка, ее параллелизм с развитием личностным. Разработан метод датским психотерапевтом Л. Марчер (Lisbeth Marcher), последовательницей В. Райха, опиравшейся на его представления о «мышечном панцире»

Из представления о телесности Эго, о телесной «привязке» тех или иных личностных качеств вытекает и метафорическое представление о психологических функциях отдельных мышц или мышечных групп, которые лежат в основе телесно-психического единства. Если это представление признается верным, то справедливо и противоположное: через нормализацию состояния мышц может осуществляться коррекция психологических проблем (принцип обратной связи). Диагностика же состояния отдельных мышц может использоваться для диагностики психологических проблем.

Л. Марчер подошла к описанию формирования структуры характера на телесном уровне как составной части психомоторного развития, а на психологическом уровне — как закономерно развивающейся во времени последовательности альтернативных выборов (табл. 2), формирующих структуру личности. Соответствующие этим наиболее общим выборам частные личностные свойства как бы запечатлеваются в мышцах (см. табл. 1).

таблица

Бодинамический анализ внес существенные дополнения в райховские представления о структуре характера и «мышечном панцире». В телесной психотерапии структура характера первоначально понималась, по сути, как набор подсознательных, иррациональных стереотипов поведения в стрессовых ситуациях — набор, который формируется у каждого человека, начиная с раннего возраста (именно с воспроизведением детского опыта и связаны элементы иррациональности). При этом складывается он во многом стихийно, под влиянием обстоятельств (уточним: возможно, и путем подражания окружающим). Набор типичных психологических защит составляет, по Райху, «панцирь характера», а их отражение в виде участков повышенного мышечного тонуса — «мышечный панцирь».

При этом, по мысли Л. Марчер, в процессе развития различные группы мышц «созревают» в разное время. И психомоторное развитие представляется как последовательное «созревание» определенных мышц (и освоение связанных с ними движений). Под «созреванием» здесь имеется в виду достижение такой степени зрелости нервно-мышечного аппарата, которая делает активность данной мышцы в полной мере доступной сознательному контролю. Переход мышцы в «зрелое» состояние связан с конкретным возрастным периодом, причем ограниченным достаточно узкими временными рамками. Это так называемый критический или сензитивный период развития, с которым также ассоциируется неизгладимый опыт, приобретенный в ситуации первичного научения (импринт).

Когда ребенок сталкивается с психотравмирующими ситуациями, то возникают две проблемы. Во-первых, нарушение психомоторного развития, его частичная задержка на данном возрастном этапе (телесный аналог фрейдовской фиксации). Поначалу она призвана играть защитную роль, но в дальнейшем становится «тормозом» дальнейшего развития, основой комплекса неполноценности. Во-вторых, возникающий импринт, как правило, содержит биографические сцены, насыщенные травматичными переживаниями. Хотя эти воспоминания и подвергаются вытеснению, но вследствие того, что подобная защита не является абсолютной, они создают своего рода «ахиллесову пяту», островки повышенной психологической уязвимости в структуре личности. Связанные же с «проблемными» мышцами кинестетические ощущения частично вытесняются, становятся недоступными для сознания.

таблица

Отсюда вытекают две задачи телесной психотерапии. Тактическую задачу составляет выявление мышечных «блоков»; задачу же стратегическую, осуществляемую на основе устранения этих «блоков», — развитие недостающих телесно-психологических ресурсов. Начальным этапом работы с пациентом является телесная диагностическая процедура — составление индивидуальной мышечной «карты». При подобном картировании проводится исследование около 200 мышц. При этом, в отличие от традиционной телесной терапии, анализируется не только статическая, «механическая» характеристика — мышечный тонус (то есть состояние мышцы в покое), но и динамическая характеристика состояния мышцы. Это так называемая реактивность, то есть рефлекторный ответ мышцы на ее механическую ручную стимуляцию — пальпацию. Подобный ответ мышцы можно сравнить с каналом обратной связи, с сигналом подсознания о приемлемости/неприемлемости данного телесного контакта. Если тонус мышцы и ее реактивность соответствуют срединному диапазону на условной шкале (диапазон нормы), то считается, что данная мышца находится в ресурсном состоянии. Иначе ее состояние расценивается как отклонение от нормы — соответственно гипо- или гиперреактивность.

Сопоставление со схемой возрастного психомоторного развития позволяет предположить, в каком возрасте произошли психотравмирующие ситуации, повлиявшие на состояние мышц. Психологическая травма, перенесенная в течение критического периода возрастного развития либо в еще более в раннем возрасте, проявляется в гипотонусе (гипореактивности) соответствующей мышцы. Если же психотравма имела место в более старшем возрасте, то ее результатом становится мышечный гипертонус (гиперреактивность).

В отличие от райховского подхода, бодинамический анализ отказывается от попыток насильственного снятия «мышечного панциря», чтобы не оставлять пациента беззащитным. Вместо этого предлагается обучать пациента осознаванию присутствия собственного «панциря» в различных жизненных ситуациях, как способу контроля эмоций и доступа к внутренним ресурсам. В конечном итоге наряду с восстановлением ресурсного состояния соответствующих мышц это приводит к укреплению или «пробуждению» телесного Эго, гармонизация функций которого и служит главной целью психокоррекционной работы.

0 Комментариев

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*